День 5

Всё сложилось вопреки планам. Я пообещал своим товарищам, что рано утром быстренько смотаюсь в Михайловку, куда прибыла на автобусе из Воронежа Оксана Краснопольская, заберу её, заправлю газовый баллон, и к половине восьмого утра уже буду на месте, после чего мы начнём движение по маршруту. В ту ночь я проснулся в половине третьего от холода и обнаружил, что печка не работает. Наверное, кончился газ, подумал я (позже оказалось, что газ в баллоне был, но замёрз). На сборы я потратил непозволительно много времени – два часа. Забрал с собой всё, кроме палатки, бензопилы и лопаты – ведь я собирался всего лишь оперативно “смотаться” за 115 км и вернуться… Это было первой ошибкой, допущенной сегодня. Главное правило автотуриста гласит: никуда не выезжай без лопаты, троса и домкрата. Вторая ошибка – грубый просчёт со временем. Оксану я забрал только в половине девятого утра. Когда понял, что на старт не успеваю, позвонил ребятам и сказал: оставьте мои вещи на месте и езжайте по намеченному маршруту, а я вас догоню.

Последняя неожиданность окончательно расстроила все планы на день: в Михайловке невозможно заправить газовый баллон! На весь шестидесятитысячный город – всего две АГЗС, и на обеих по разным причинам мы получили отказ. Метания по трассе М6 также оказались бесплодными. В результате пришлось ехать за десятью литрами газа в Серафимович – 65 километров в каждый конец! Таким образом, газ получился золотым. Правда, нас очень приветливо встретил Витя (Звездочёт), напоил и накормил. Проведя час в его весёлой и тёплой компании, отправились наконец обратно в Михайловку.

Тем временем группа разведчиков в составе двух машин, благополучно забрав из лагеря мои вещи, приступила к разведке. В три часа дня, когда мы подъезжали к Даниловке, они уже добрались до Рудни, то есть осилили половину маршрута, запланированного на день, и увлечённо рассказывали по телефону о найденных смотровых точках, старинных мельницах и немецкой кирхе (церкви). Прикинув расклад, я посоветовал им поискать место ночёвки, после чего сообщить мне его координаты: ведь путь впереди был не близкий, а прямой асфальт от Даниловки до Рудни отсутствует…

Последней на сегодня и роковой ошибкой стало решение отправиться к месту назначения не кратчайшей дорогой, а немного кругом, чтобы посмотреть заброшенную водяную мельницу, расположенную немного в стороне от прямого маршрута (Лобойково). Мельница и правда впечатлила. Аналогичную мы видели на реке Воргол во время октябрьской покатушки. Но ещё больше понравился курган Золотая Могила в лучах заката.

Дальше наша дорога становилось всё хуже и в конце концов превратилась в направление. Взглянув на карту, я принял решение штурмовать тот самый ручеёк Чёрный, на котором построена мельница, после чего двигаться по азимуту к ближайшему крупному селу Олейниково – уж там наверняка и цивилизация, и асфальт до райцентра, рассуждал я.

Не понимаю до сих пор, почему меня не насторожило то, что все дороги в направлении Олейниково были заброшены или распаханы, а ехать нам пришлось прямо по озимым зеленям. Когда в сумерках мы добрались до руин домов и обнаружили, что села больше не существует, я решил продолжать движение на Рудню по азимуту. Ночью.  В мороз. Без лопаты!!! Результат пофигизма не заставил себя ждать.

Сначала мы двигались по грунтовке. Потом, обнаружив, что местами она перепахана, выехали на пашню. Затем поле закончилось, и мы приступили к пологому спуску по лугу. Через несколько секунд машина стала как-то тяжеловато ехать (если бы в этот момент я выглянул наружу, то обнаружил бы, что мы уже по уши в трясине). Но нет, вместо этого я включил понижайку. Оценивая сейчас этот опрометчивый поступок, понимаю, что действовал в состоянии аффекта, ведь в Олейниково мы ожидали встретить цивилизацию и асфальт, а вместо этого оказались в дикой глуши. Но это меня не оправдывает.

Тяжёлая машина проваливается в болото сразу. Напротив, такая лёгкая, как Jimny, успевает проехать несколько метров, прежде чем застрять, что в дальнейшем осложняет эвакуацию.

Передать всю гамму чувств, которую я испытал, оказавшись ночью в пятнадцатиградусный мороз без лопаты в болоте, где нет ни единого дерева, своей задачей не ставлю, ибо ничего хорошего в этом нет. Самой большой глупостью было самонадеянное желание выбраться из засады самостоятельно. Если бы сразу запросил эвакуацию, то вечером пил бы тёплый чай у костра в компании друзей на берегу Медведицы…

Но в тот момент казалось, что наше положение не очень серьёзное, ведь машина двигалась метр вперёд и назад по накатанной колее. В виду отсутствия лопаты её заменил скребок для стёкол. Вы когда-нибудь пробовали рыть болотный грунт скребком? Попробуйте, уверен – понравится. Я откапывал поочерёдно все колёса, после чего садился за руль и пытался выехать внатяг, а Оксана, стоя по колено в болоте, мне помогала. Поняв, что одной её силы недостаточно, я пришёл на помощь – толкал машину, одной ногой упираясь в болотистый грунт, а другой нажимая педаль акселератора. Представьте эту позу. Тогда я делал это отнюдь не ради веселья, как раз наоборот.

После тридцати движений вперёд-назад Jimny окончательно закопался и сел на продольные тяги. Но наш арсенал внедорожных средств не был исчерпан, ведь с собой был якорь! Правда, изготовитель предупреждал меня, что он работает, только зацепившись за корень дерева или что-нибудь подобное и предназначен для использования в паре с хайджеком. Но попытка – не пытка, тем более что положение отчаянное. Достал я якорь, вышел с ним на середину болота и стал думать: а как же зкрепить его в земле? По идее, надо закопать, но лопаты нет. Зато есть скребок для стёкол!

Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Выкопать в болоте яму – это только полдела. Но якорь необходимо надёжно забить в землю, иначе его стазу вывернет. Как это сделать? Поиски тяжелого предмета успехом не увенчались, посему в качестве молота было решено использовать двенадцатилитровый газовый баллон. Наверное, в этом месте некоторые читатели усомнятся в моём психическом здоровье. Но не спешите с выводами. На самом деле газовый баллон – необычайно крепкая вещь, обратное убеждение – миф, закреплённый в массовом сознании. Только в фильмах баллоны с газом взрываются от соударения автомобилей в аварии. На самом деле, чтобы такое произошло, надо кинуть его в самое пекло пожара. Если в автомобиль, в задней части которого размещён газовый баллон, кто-нибудь въедет сзади, кузовщина сомнётся в гармошку, и лишь баллон останется невредимым. Я знал это и без опасений забил баллоном якорь в землю.

Но в тот день фортуна от нас отвернулась. Лебёдка, совершенно не напрягаясь, вывернула якорь из почвы, разбив последнюю надежду на спасение. Оставалось одно – сделать “звонок другу”. Но друзья, расположившись на уютной прибрежной полянке, в тот момент уже приняли “на грудь”, а потому ехать к нам немедленно отказались, предложив подождать до утра. В принципе, ничего страшного – не первый раз ночую на болоте.

Стали думать, всё ли необходимое для бивуака мы имеем. Палатка есть. Два коврика – найдутся. Газовая печка, чтобы не замёрзнуть в минус восемнадцать, и десять литров газа – с собой. Но чем её зажечь? Спички… Последнюю спичку я израсходовал минувшим вечером, а когда повторно пришлось поджигать печку, использовал головешку из костра. Поставил на заметку – купить в Михайловке спичек, да так и забыл.

Смеяться сил уже не было. Как можно быть таким разгильдяем? И ведь замёрзнем же, сидя перед полным баллоном газа! Правда, можно согреваться в машине, но спать сидя я не умею. Не дано.

Три раза я перевернул все вещи. На четвёртый, в самом глубоком кармане самого дальнего рюкзака, всё-таки нашлась пара коробков. Гораздо веселее было то, что утром я обнаружил ещё один коробок в бардачке! Почему? Потому, что, находясь в состоянии аффекта, невнимательно искали.

Про то, как ставили палатку на болоте, рассказывать, думаю, не стоит.

В шесть часов утра разбудил яркий свет и шум двигателей.

Продолжение

(с) Дмитрий Колесников, январь 2011