Приэльбрусье 2014

 Часть 1

Свой отпуск 2014 года я провёл во внедорожной экспедиции “Приэльбрусье” и принял участие джип-фестивале “Ледниковый Период”. Экспедицию “Приэльбрусье” организовал клуб автомобильных путешественников “Средний Дон”. В каком-то смысле мы стали первопроходцами нового маршрута, это была первая экспедиция клуба в этом регионе. За время экспедиции мы посетили курортные города северного Кавказа, отдохнули на озере Тамбукан, искупались в море вблизи Анапы и конечно очень много ездили по горным дорогам северного Кавказа.

Подготовка к экспедиции проходила тяжело. В какой-то момент я остался без попутчиков. Отчасти это было связано с тем что организаторы слишком поздно объявили точные даты и маршрут экспедиции. Многие мои друзья не могли так долго ждать неопределённости и предпочли другие мероприятия. В итоге я остался совершенно один, без экипажа. Но я уже принял твёрдое решение поехать в “Приэльбрусье” и уже было собрался ехать один. Но помощь пришла откуда я совсем не ждал. Поехать со мной вызвался мой пожилой папа! Ради этого им с мамой пришлось покинуть уютную дачу. Я искренне надеюсь что путешествие его не слишком утомило.

С 1-го по 3-е августа 2014 года нам предлагалось посетить джип-фестиваль “Ледниковый Период”, а сама экспедиция должна была пройти начиная с 4-го по 12-е августа. Позже выяснилось мало кто из участников экспедиции решил посетить джип-фестиваль. И зря! Но до всех этих замечательных мест надо было ещё доехать. Я запланировал выезд из Москвы 30-го июля с тем что бы доехать до окрестностей Кисловодска (где проходил сбор участников фестиваля) во второй половине дня 31-го июля.

Блеск и нищета трассы Дон

Уже по ходу движения мне пришлось внести коррективы в свой план. У одного из организаторов сломался автомобиль, поэтому возникла необходимость срочно привезти некоторые детали из Воронежа в Пятигорск. Поскольку к началу Ледникового периода мимо Воронежа ехал только мой экипаж, организаторы попросили меня помочь с доставкой деталей. Я без всяких сомнений согласился.

Мы выехали из Москвы в 7 часов утра и уже к полудню приехали в Воронеж. К олимпиаде 2014 года трассу Дон обустроили, по пути к Воронежу трасса нигде не проходит через населённые пункты. Но вот статус “Автомагистраль” дорога имеет только первые 100 км от Москвы. Неприятно удивили пункты пропуска на платные участки. Мне вообще непонятно, почему платными являются лишь отдельные фрагменты дороги. В итоге до Воронежа нам пришлось 5 раз миновать такие пункты, а каждый из них приводит к существенным потерям времени. Кроме того, я несколько раз случайно оказывался в неправильной очереди. Для постоянных пользователей трассы имеются специальные электронные “проездные”. Это хорошо. Но почему турникеты для таких автомобилей на разных пропускных пунктах расположены в разных местах?! На одном пункте это два левых ряда, на другом посередине…

Мы столкнулись и с другими недостатками трассы Дон. На ней практически отсутствует придорожная инфраструктура. Заправочные станции ещё кое-где встречаются. Но вот кафе отсутствуют напрочь! На платных участках их просто нет, а на бесплатных сущие единицы в которых большие очереди. В итоге уже на обратном пути мы специально заезжали пообедать в посёлок Богучар. Также, на обратном пути мы столкнулись ещё с одной проблемой. Оказалось практически невозможно найти место для ночёвки в палатке. Каких-либо съездов с дороги просто нет, не только на платных участках (что понятно), но и на недавно построенных бесплатных. Нам пришлось специально сворачивать на Минеральные Воды в селении Павловское что бы найти место ночлега. Справедливости ради надо отметить что на трассе Дон иногда попадаются мотели. Но они расположены вблизи крупных селений, а дорога идёт в обход. По личному наблюдению переночевать в мотеле на трассе Дон возможно только в Ростовской области и Краснодарском крае. Это приемлемо если ехать на юг. Но на обратном пути ночёвка может застать где-нибудь в Воронежской или Тульской области. А тут не то что мотелей, простых кафе практически нет.

550 километров до Воронежа мы преодолели за 5 часов, неплохо, несмотря даже на остановки на пропускных пунктах. Там мы пообедали в чудесной пиццерии “Симпатио” и забрали автомобильные детали для организатора. В процессе разговора я ошибочно понял что детали надо доставить как можно быстрее. В результате мы с папой приняли решение ехать в Пятигорск без ночёвки. Организаторы экспедиции обещали помочь нам с ночлегом. Я наивно рассчитывал что раз трассу Дон реконструировали к сочинской олимпиаде, то такой скоростной она будет как минимум до селения Павловское, где мы должны были свернуть на шоссе на Минеральные воды. Увы, надежды оказались напрасными. После Воронежа хорошая дорога вскоре закончилась. Несмотря на колоссальные затраты, Россия даже одну дорогу не смогла построить. Дорога уменьшилась до двухполосной и проходила сквозь многочисленные населённые пункты. Особенно нам запомнился посёлок Лосево. Всё интенсивное движение по трассе Дон упирается в небольшой мостик, ну прямо как “светофор всея Руси” в Вышнем Волочке. Кроме того, и без того узкую дорожку в Лосево перегораживают водители фур, которые останавливаются на обочине рядом с многочисленными кафе. Но нам ещё повезло! На встречном направлении произошла небольшая авария и эпическая пробка растянулась на пару десятков километров. Я думаю что водители провели в той пробке 4 или 5 часов. На пути туда нам невероятно повезло миновать крупные пробки, даже в Ростове.

На обратном пути мы решили от греха подальше объехать это узкое место локальными дорогами через Богучар, Россошь и Лиски. Ехать по совершенно пустым живописным дорожкам было одно удовольствие. Выиграли-ли мы по времени? Если в Лосево не было пробки, то вряд-ли. А если бы она была?! Но по крайней мере удовольствия мы получили значительно больше чем в плотном потоке на узком участке трассы Дон. Я всем советую объезжать этот участок.

Однако полностью пробок нам избежать не удалось. На обратном пути в Краснодарском крае мы потеряли много времени в огромной пробке из-за ремонта дороги. Казалось бы, как минимум здесь трассу должны были сделать к Олимпиаде!

Мы продолжили путь. В Ростовской области нам то и дело попадалась военная техника, в самом Ростове мы видели огромные колонны бронетехники. Россия готовила вторжение на Украину. Мы миновали печально известную станицу Кущёвская и в селении Павловское свернули на Минеральные Воды. Стемнело, дорога стала двухполосной. Где-то под городом Кропоткиным в полной темноте мы постоянно пробивались через непрерывные ремонты дороги. Я уже начал думать что мы не доедем до Пятигорска, придётся ночевать. Но в какой-то момент все ремонты закончились и дорога стала очень хорошей. В кромешной тьме неслись по трассе “Кавказ” с какой-то невероятной скоростью. Впрочем, там все так ехали. Я выбирал одну из местных машин и старался ехать за ней, повторяя все манёвры. В Пятигорск мы приехали в час ночи. Казалось, победа была близка.

Но не тут-то было! В Пятигорске мы столкнулись с отвратительной работой программы Яндеск-Навигатор. Это стоило нам двух часов блуждания по ночному городу. В Москве и ближайших окрестностях Яндекс-Навигатор работает более-менее нормально, поэтому я не озаботился установкой другой программы навигации. Но с то, с чем мы столкнулись в Пятигорске и Кисловодске, ни в какие ворота не лезет. Ситуация следующая. Во-первых у Яндекс-Навигатора во многих местах карта неточно привязана к местности, или, как вариант, слишком спрямлена. Даже в Подмосковье и на крупных трассах можно видеть как курсор навигатора “едет” в сотне метров сбоку от дороги. Пассажиры автомобиля при этом непрерывно слушают музыку “Вы ушли с маршрута. Маршрут построен. Маршрут построен.”, при том что автомобиль едет строго по дороге, которая по мнению навигатора проходит в нескольких десятках метров сбоку. На трассе это не приводит к большим проблемам. Но совершенно недопустимо в городской застройке! Яндекс-Навигатор вначале завёл нас в какие-то дворы частной застройки, но когда мы пытались двигаться по предложенному маршруту, навигатор нам сообщал что мы “Ушли с маршрута” и радостно перестраивал маршрут только потому что у него неточная карта. Если хотя бы была опция “зафиксировать маршрут” нам было бы проще. Позже эта ситуация повторилась в Кисловодске. Во-вторых, Яндекс-Навигатор банально не знает адресов и местных улиц. Вначале мы пытались указать навигатору адрес, но в городе Пятигорске Яндекс знал только основные улицы. Про нужную нам улицу Яндекс не знал ничего! Мы то и дело звонили организатору с просьбой помочь. Мы плутали по ночному Пятигорску 2 часа. В итоге нам прислали точные координаты каждого крупного перекрёстка, но и тут Яндекс “удружил”, не зная улиц он повёл по прямой и мы чуть не свалились в глубокий овраг. Потом уже нам посоветовали в поездках по России забыть про это говно и использовать программу Навител.

В три часа ночи мы наконец добрались до заветной цели, передали детали и вскоре завалились спать. Организаторы помогли нам найти место ночлега.

Курортный Пятигорск

В Пятигорске выяснилось что особой срочности в доставке деталей не было, но “ночная гонка” не прошла напрасно. У нас теперь был целый день для неспешной прогулки по городу. Организатор экспедиции кратно рассказал нам как и куда лучше всего пойти. Мы начали с поиска места для завтрака, не разводить же походную горелку в городе. Мы поехали в сторону центра города и вскоре нашли уютное кафе “Домашняя Кухня”. В ранний час мы были единственными посетителями. Всего за 600 рублей на двоих нас накормили отличным завтраком. В Москве такой ценой даже фаст-фуд похвастаться не может. Вообще, на Кавказе очень хорошо и дёшево кормят (за исключением одного раза, о котором позже). После поездки на Кавказ московские заведения общепита вызывают лишь омерзение.

Мы продолжили путь. Было необычно снова видеть улицы, по которым мы метались ночью. Мы припарковали автомобиль и направились к “Бродвею”. Так в Пятигорске называют главную прогулочную улицу, хотя она называется проспект Кирова

Пятигорск всеми силами подчёркивает что он город-курорт. Отдыхающих завлекают многочисленные кафе, ларьки с ювелирными украшениями и экскурсии.


В знаменитом парке “Цветник” просит милостыню Киса Воробьянинов. Monsier, je ne mange pas six jours. Жители Пятигорска должны поставить памятник не только героям романа 12 стульев, но и их авторам за популяризацию.

Мы прогулялись по “Бродвею” и на автобусе отправились к канатной дороге, которая ведёт на вершину горы Машук. Билет в одну сторону стоит 200 рублей, туда и обратно 350. Мы решили подняться на гору на канатной дороге, а вернуться пешком. Позже оказалось что это было ошибкой.

С вершины горы Машук открывается вид на Пятигорск. Есть пара кафе. Больше там делать нечего.

Но горы в Пятигорске необычные. Местность в целом более-менее равнинная, но неожиданно в некоторых местах вздымаются большие холмы. Гора Машук одна из них. А вот другие.

Мы решили спуститься с горы Машук пешком и попрощались с канатной дорогой.

К сожалению оказалось что спуск с вершины представляет собой асфальтированную дорогу полностью закрытую деревьями. С одной стороны это хорошо, не донимают зной и ветер, но совершенно ничего не видно. Спуск занял около двух часов.

Затем дорога вывела нас к пустынному променаду внизу горы.

Мы оказались на бульваре Гагарина, больше известного как Курортный Проспект, аккуратно посередине между Провалом и мемориальным парков М.Ю. Лермонтова.

Спуск с Машука нас изрядно утомил и нам пришлось выбирать для посещения что-то одно. Мы направились к Провалу.

У Провала бронзовый Остап Бендер продаёт билеты

Сам Провал ничего интересного из себя не представляет.

Мы сели в автобус и вернулись в центр города. Я хотел вдоволь напиться знаменитых минеральных вод. Но оказалось что с трёх до четырёх часов дня бювет закрыт. Мы отдохнули в парке Цветник. День проходил неторопливо и расслабленно, в классическом курортном ритме.

Настало время возвращаться домой. На боковом тротуаре “Бродвея” мы нашли изумительную “Столовую” в которой дёшево и вкусно поели. Но Яндекс-Навигатор опять нас подвёл. Мы не могли вернуться, а хозяин вечером уезжал по делам. Естественно “благодаря” Яндексу мы проплутали по задворкам Пятигорска и не успели. Пришлось съездить в соседние Ессентуки. На этом, внеплановый и курортный день экспедиции закончился.

Ледниковый Период

На следующий день мы рано проснулись и направились к точке сбора участников джип-фестиваля “Ледниковый Период”. Точка сбора была расположена в урочище Бараны под Кисловодском. В самом Кисловодске мы ещё раз проплутали благодаря Яндекс-Навигатору, но в конце концов нашли правильную дорогу.


Зимой здесь катаются на горных лыжах, а летом к снегоходам привязывают лошадей.

После окончания регистрации, участники фестиваля выстроились в колонну и под руководством организаторов двинулись в путь к месту проведения. Этот фестиваль был организован не так как обычные слёты. Прежде чем собраться на финальной поляне, участники проезжают небольшой маршрут, который является составной частью мероприятия. Мы двигались по плоскогорью. Вдруг колонна остановилась, открылся вид на Эльбрус!

Чем дальше мы двигались, тем меньше мне нравилось как работает мотор моего автомобиля. Я переживал насчёт качества дизельного топлива, которым заправился накануне на заправке ГазПромНефть. Топливо было 3-го класса, то есть “обычным”, хотя я предпочитаю топливо 5-го класса, известное под марками Экто, Алтимейт и т.п. Машина просто не хотела ехать, приходилось перегазовывать что бы тронуться. Даже незначительный подъём вынуждал меня включать пониженную передачу. Так я впервые узнал что такое горная болезнь. Первой нехватку кислорода в воздухе почувствовала машина. Позже нехватка кислорода сказалась и на нас самих. Топливо оказалось ни при чём.

Незаметно-незаметно по плоскогорью мы поднялись на высоту 2500 метров над уровнем моря и оказались на плато Бермамыт.


К сожалению, облака помешали нам полюбоваться Эльбрусом.

Место пользуется популярностью у местных джипперов, сюда даже возят экскурсии на специально оборудованных автомобилях УАЗ

Настало время прощаться с Бермамытом, наш путь лежал по крутому склону вниз ущелья к аулу Хасаут. Я впервые узнал что такое горные дороги. На Бермамыт мы приехали по плоскогорью, а вот спускались по крутой узкой дорожке, ведущей прямо вдоль пропасти. Местами было страшно, хотя местные джипперы привыкли именно к такому виду бездорожья.

Около аула Хасаут я впервые увидел откуда берутся знаменитые минеральные воды. На первый взгляд простой родник, на самом деле настоящий Нарзан!

Позже подобные источники минеральной воды нам встречались в больших количествах. Проблемой было найти простую питьевую воду. Причём местные жители легко различают тип источника. Если красный, то это Нарзан, если желто-зелёный то это Ессентуки. Не зря это место называется Долина Нарзанов.

Дальше наш путь пролегал вдоль реки Къайынлытюбю-суу (попробуйте это произнести), а местами прямо по руслу реки.

Здесь в рядах участников похода произошел раскол. Один из бродов через реку заканчивался достаточно крутым подъёмом. Несколько участников не решились его преодолеть. После длительных совещаний организаторов, было решено проводить их до асфальтированной дороги. Остальные участники тем временем отдыхали и смотрели на плато Бермамыт с которого пару часов назад спустились.



Через некоторое время колонна продолжила путь. Пошел дождь. К сожалению, движение в колонное практически не позволяет фотографировать. Мы проезжали мимо красивейших мест, но остановиться не было возможности. Особенно мне жаль кадра, когда после дождя гора была освещена солнцем на фоне грозового неба, а облака при этом повисли в несколько разделённых ярусов. А вся колонна, если и останавливалась, то как назло в не очень живописных местах. Эх…


Вскоре дорога пошла серпантином вниз. Мы доехали до реки Хасаут и места, которое называется Царские Ворота. По более-менее наезженной грейдерной дороге мы ехали вдоль реки Хасаут и доехали до моста через реку Кубань и выехали на асфальт. Казалось на этом внедорожная часть маршрута закончилась.

Но мои личные приключения только начались. В этом месте колонна распалась, многие пошли в магазин. Наш путь лежал на погранзаставу Хурзук. Фестиваль проводился в погранзоне. Я почему-то решил что дорога приведёт прямо к погранзаставе и смело поехал. Через некоторое время я понял что заблудился. Дорога явно не вела к погранзаставе. Папа настоял что бы мы обратились за помощью к местному жителю. Лучше бы мы этого не делали. Изрядно поддатый аксакал оказался невероятно словоохотливым и норовил пригласить нас в гости. А мы даже не знали как называется погранзастава, на которую мы ехали. Погранзастав в этой местности оказалось как минимум две. Пришлось звонить организаторам и со стыдом объяснять сложившуюся ситуацию. В итоге мы всё-таки в темноте приехали на нужную погранзаставу Хурзук и оказались самыми последними в огромной очереди желающих проехать в погранзону.

Повторять опыт самостоятельных поисков мы больше не хотели и решили поехать вслед за другим участником фестиваля. Это оказался матёрый джиппер! В кромешной тьме он мчался по петляющей горной дороге. У меня не было выбора, приходилось успевать за ним. Это было тем более сложно, из под его машины вздымались клубы пыли. Хорошо что я не видел где мы ехали, на следующий день я посмотрел по краю каких ущелий мы неслись в темноте. Глубоко за полночь мы доехали до фестивальной поляны Чиринкол и в темноте поставили палатку прямо на кучу лошадиного навоза. Зато спали на мягком.

Неприступный Ледник

Первая ночёвка в палатке преподнесла сюрприз. Было холодно! Казалось бы мы уехали на юг, но холод проникал сквозь спальный мешок. Рядом шумела река Чиринкол, приток Кубани, лагерь был разбит прямо на её берегу.

Я напрасно не придавал значения названию фестиваля “Ледниковый Период”, рядом с урочищем Чиринкол расположено несколько известных ледников. Организаторы предложили радиальные маршруты до них. Можно было и остаться отдыхать в лагере, но не для этого же я сюда приехал. Я вызвался идти в авто-пеший радиальный поход к леднику Большой Азау. Мы должны были проехать около 15 км до подножия горы, а дальше идти пешком. Мне повезло, меня взяли пассажиром. Выдвигались мы очень долго, половина поехавших не взяла с собой паспорта, а в погранзоне это обязательно, потом долго и не с первого раза составляли список участников. Ждать было обидно, но я ещё не знал что по хорошему счёту в этот поход надо было идти ранним утром. В конце-концов мы поехали. Я фотографировал красоты из окна автомобиля.



В коше мы встретили стадо яков.

Мы уже почти доехали до намеченной точки, когда путь преградил мочак. Так местые джипперы называют небольшое болотце посреди твёрдого горного грунта.


Преодолев мочак, джипперы двинулись дальше.

Несколько машин припарковались на косогоре, несколько двинулись дальше. До старта пешеходной части маршрута оставалось меньше километра.

Из узкой расщелины вытекала река Кубань

Организаторы Ледникового Периода говорили что пеший маршрут составит 6-7 км “Разве же это расстояние!” — подумал я, “Я обычно по 40 км хожу”. Но организаторы забыли упомянуть что по перепад высот на маршруте составляет около километра! Вначале надо было преодолеть крутой подъём, потом тропинка пойдёт почти горизонтально. Зачем-то нас повели прямо вверх, хотя рядом была тропинка серпантином. “Зато по джипперски”

Со склона открывался шикарный вид на долину.

У меня едва хватило сил подняться на этот крутой склон, по виду он был около 50 метров в высоту. Такой позорной слабости я от себя не ожидал. Зато дальше простиралось ущелье изумительной красоты. Над нами возвышался Эльбрус. Фактически мы подошли к южному склону Эльбруса.

У подножия Эльбруса паслось стадо яков, мы двигались вдоль “верхней” долины. Где-то здесь берёт своё начало река Кубань.


Но через некоторое время горизонтальная тропинка по “верхней” долине закончилась. Мы повернули направо, на каменистый склон. Идти стало тяжелее, нещадно пекло солнце. Я уже выпил все запасы воды, которую взял с собой. Где он, этот загадочный ледник?

Я часто останавливался, чтобы отдохнуть, заодно любовался окружающими горами. На моё счастье иногда попадались родники, в которых я пополнял запасы воды.

Но такие остановки мне приходилось делать всё чаще и чаще. Каждый шаг давался с трудом. В конце концов я понял что дальше идти не могу вообще. Мышцы ног просто не работали. Я достал GPS навигатор и с удивлением обнаружил что нахожусь на высоте 3073 метра! Не простая усталость меня скосила, горная болезнь во всей своей красе. Я понял почему накануне машина так плохо ехала, ей, как и мне сейчас не хватало кислорода. Странно, но ни тошноты, ни головокружения я не чувствовал, но не было сил сделать даже один шаг. Я решил что на этом достаточно издеваться над организмом. Пусть я не достигну ледника, зато вернусь назад здоровым. Вместо ледника я посмотрел лишь на 2 грязных “снежника”. Видимо это всё что осталось от ледника в этом году. Говорят что ледник был за хребтом, до которого я не дошел примерно 150 метров вверх. Но из нашей группы никто так и не дошел до хребта. Ледник Большой Азау остался непокорённым. Я подозреваю что в прошлые года ледник был именно там где мы были, но аномально жаркое лето растопило южный язык ледника.

Путь назад был в радость!

Спустившись в долину, я снова посмотрел на GPS навигатор, высота была 2350 метров, я преодолел подъём в 700 метров! Дорога вверх и вниз заняла у меня около 7 часов. К автомобилю друзей которые взяли меня я подходил живым трупом. Я целый день ничего не ел. Мы двинулись в обратный путь.

В краю заниженных Приор

3-го августа джип-фестиваль Ледниковый Период завершал свою работу. Большинство участников разъезжалось по домам, а для нас приключения только начинались. Вечером мы должны были вернуться к Царским Воротам на реке Худес. Но в топливном баке моего автомобиля было пусто. Ближайшая приличная заправочная станция располагалась в городе Карачаевск. Хотя Организаторы экспедиции Приэльбрусье предусмотрели развлекательную программу на этот день, можно было съездить к горячим источникам Джилы Су, заправка была важнее. Кроме того, утром после отъезда из Пятигорска села батарейка моих часах-пульсометре. Я надеялся найти часовую мастерскую что бы заменить батарейку. Мы поехали в Карачаевск.

Мы миновали погранзаставу Хурзук и выехали на асфальтированную дорогу. Путь до Карачаевска был неблизкий. И вот тут я понял почему на Кавказе так популярны заниженные, как они сами говорят “посаженные” автомобили. Изумительного качества местные дороги идут вдоль ущелий и поэтому невероятно извилистые. На обычной машине перед каждым поворотом приходится тормозить, но это тогда это придётся делать каждые 300 метров. “Посаженные” автомобили гораздо более устойчивы в поворотах.

Вдоль дороги мы постоянно видели мобильные пасеки. Это большой грузовой автомобильный прицеп на который установлена пара десятков ульев. Там же есть небольшой домик с пчеловодческими инструментами. Прицеп ставится недалеко от дороги, пчеловод продаёт мёд. В отличие от мёда на рынке, здесь мёд гарантированно свежий, видны луга с которых пчёлы собирают нектар. Беспокоиться по поводу близости дороги не стоит, на местных дорогах движение слабое. Позже мы купили такой мёд у пчеловода.

Мы приехали в Карачаевск и первым делом заправились, затем мы поехали искать где бы пообедать. Мы нашли небольшое кафе. По московской привычке мы заказали и первое и второе блюдо. Но когда нам принесли первые блюда, мы поняли что сильно погорячились. Порции сытного лагмана были огромные. Я вышел из кафе с тяжелым животом. Папа даже не стал пытаться съесть вареники, которые заказал на второе. Ему их аккуратно упаковали в пластиковый контейнер. Мы ещё только привыкали к настоящей кавказской кухне.

На улице мой автомобиль привлёк внимание местных молодых людей. Мы немного пообщались на тему проходимости, пошутили. Удивительно, но вопреки распространённому мнению о вспыльчивом кавказском характере, мы встречали только очень вежливых и обходительных местных жителей. То ли в Москву приезжают наиболее агрессивные, то ли в родных стенах агрессия не проявляется. Люди здесь очень гостеприимные.

Мы ещё немного поездили по Карачаевcку, я тщетно пытался найти ремонт часов, а папа на рынке купил арбуз и две дыни. Мы поехали обратно вдоль Кубани сторону Эльбрусского. По пути мы попали в невероятно сильный ливень с градом. Погода испортилась. Заезжать к тёплым источникам Джилы-Су мы не стали, а приехали сразу к Царским Воротам.

Царские Ворота это мост через реку Худес, который ведёт через проём прорубленный в скале.

Мы приехали к месту сбора намного раньше намеченного времени.

Но ближе к вечеру начали подтягиваться и другие участники экспедиции.

У общего костра состоялось первое общее собрание. Организаторы выступили с приветственной речью, раздали наклейки и футболки. Все участники экспедиции представились, кратко рассказали о себе. По правилам экспедиции участники объединяются в команды по 2-4 машины. Команды движутся независимо друг от друга. Это намного удобнее чем движение единой колонной, как это было на Ледниковом Периоде.

Я присоединился к “Московской” команде, в неё входили участники из Москвы, Московской области и Владимира. Глядя на хорошо подготовленные внедорожники я проникся почтением к опытным джиперам.