Часть 2

Полный пролёт

На вступительной речи организаторы сразу предупредили, что в горах дороги очень разрозненные и составить не непрерывный маршрут по всем достопримечательностям невозможно. Почти всегда к тому или иному интересному месту ведут ответвления от основного маршрута. По таким ответвлениям надо ехать вначале туда, потом обратно. Таким образом, при нехватке времени дневной маршрут можно сильно сократить.
По опыту поездки в экспедицию Средний Дон в 2012 году я знал какие значительные маршруты выдают организаторы. Члены моей команды этого не знали, я с ужасом смотрел как они медленно собираются, как ищут ключи от машины, как одна женщина сразу заявила что “Она на отдыхе и вставать раньше 9 часов не собирается”. По опыту Среднего Дона я знал что вставать придётся в 6 утра каждый день. Скрипя и пыхтя наша команда тронулась в путь.

Маршрут первого дня экспедиции частично повторял путь Ледникового Периода, только в обратном направлении. Организаторы предусмотрели 4 ответвления: плато Бермамыт, гору Шитжатмаз, где расположена Кисловодская Горная обсерватория, водопад Гидмишх и карстовые озёра Шанхоре. Маршрут заканчивался на плато Канжол.
От посещения плато Бермамыт мы отказались сразу, собственно я сам и отговаривал остальных участников. Во-первых я там был, а во-вторых преодолевать ту самую дорогу вверх мне представлялось очень трудным и рискованным занятием. Мы двинулись по плоскогорью. Хотя я ехал с комфортной для себя скоростью, мне постоянно приходилось ждать остальных членов команды. Они объясняли свою медлительность по разному, кто-то жалел новую машину, кто-то специально ехал медленно, чтобы любоваться окрестностями. Я не терял время зря и фотографировал.







При подъёме на гору Шитжатмаз произошла первая поломка. Сломался автомобиль Лэнд Ровер Дискавери. Поломка была какой-то загадочной. Машина то ехала, то нет, хотя никаких сигнальных ламп не горело. Мы решили что в автомобиле перегрелась автоматическая коробка передач и остановились что бы её остудить. От посещения обсерватории пришлось отказаться. Потом выяснилось, что мы ничего не потеряли. Проход к смотровой точке был закрыт. Кое-как мы продолжили движение.
В следующем приключении был виноват уже я. У всех остальных участников команды в автомобилях были радиостанции диапазона СВ (Civil Band, а не Средние Волны). У меня такой рации не было, зато были две рации диапазона LPD. Хотя у одного участника команды были оба типа раций и он транслировал важные сообщения, полноценной связи всех членов команды не было. В какой-то момент я пропустил неприметный поворот и лихо помчался по грейдерной дороге. За мной устроили настоящую погоню. А маршрут тем не менее шел буквально по лугам, по едва приметным дорожкам. Зачем это надо было делать, когда в конечную точку вела нормальная дорога (на которой меня и ловили) для меня осталось загадкой.
Когда мы доехали до села Хабаз, встал вопрос посещать-ли водопад Гидмишх? К нему вёл достаточно длинный, около 10 км “аппендикс”. Световой день неумолимо приближался к концу. Команда решила что надо ехать по основному маршруту. Мы боялись что и остальная часть пути будет такой же трудной как последний участок. Позже оказалось что это не так, но рисковать никому не хотелось. От посещения карстовых озёр Шанхоре мы тоже отказались, хотя вполне успевали их посетить. Таким образом мы поставили своеобразный антирекорд, не посетили ни одной достопримечательности предусмотренной организаторами.
В какой-то момент моё терпение лопнуло и я отделился от команды, поехал по треку вперёд. Хотя это противоречило правилам, а рассудил что даже если я где-нибудь застряну, то команда всё равно догонит меня. А между тем мы поднимались на плато Канжол. К нему вела хорошо укатанная дорога.
Погода, к сожалению, не радовала. Но организаторы нас предупреждали что в этих горах обычно утром светит ясное солнце, а после обеда небо заволакивают тучи. Природа такой погоды понятна, влага, выпаренная утренним солнцем поднимается вверх и после полудня конденсируется в облака.



К конечной точке маршрута я приехал первым. Ничего похожего на удобное место для стоянки не было.

 
 

Пока мы ждали других участников экспедиции, я приготовил еду и сходил на край обрыва.


За каменной крошкой на переднем плане 300-метровая пропасть.
Через какое-то время приехала команда “Параллель” (которую мы с папой между собой называли “Бегемоты”), они предприняли попытку найти пригодное место для стоянки, но ничего лучше не нашли. Пришлось разбивать палатку прямо на плато рядом с дорогой. Тем временем сильно похолодало, начал накрапывать дождь. Термометр показывал 12 градусов, ночью похолодало до 7. Мы на юг приехали! Но разгадка была в том что плато Канжол находится на высоте 2900 метров над уровнем моря. Это была самая высокогорная ночёвка за всю экспедицию.
Я раньше представлял себе горы немного иначе. Для меня стало неожиданностью что помимо пиков и перевалов на Кавказе есть достаточно большие плоскогорья, расположенные на высотах от 1500 до почти 3000 метров. Ну чем не слегка холмистая равнина где-нибудь в Тульской области?

Однако эти луга расположены на высоте 2600 метров. Кроме того, я не ожидал что даже на таких сравнительно небольших высотах существенно холодает. То что в горах холодно я, конечно, знал. Но думал что это “где-то там наверху”. Папа мне так и не простил что я отговорил его брать с собой утеплённую куртку.

Эльбрус в молоке

Глубокой ночью приехали организаторы. Утром они объяснили нам зачем нам пришлось ночевать на таком продуваемом месте. В хорошую погоду с обрыва плато Канжол открывается великолепный вид на Эльбрус. Нам же не повезло, вместо Эльбруса мы видели сплошное “молоко”. Увы, в Приэльбрусье пришло ненастье.
Настала пора собираться в путь. Я принял для себя решение искать себе новую команду. Из “неукомплектованных” команд оставалась лишь команда “Крым”, два экипажа из оккупированных Россией территорий Украины, экипаж Сергея был из Севастополя, а экипаж Славы из Симферополя. Мне было немного боязно присоединяться к этой команде, Сергей с супругой Людмилой были чемпионами Украины по внедорожным гонкам! Но они заверили меня что в Приэльбрусье просто отдыхают, поэтому не выдерживают спортивный темп. Я зря боялся, не так уж я медленно езжу, мы очень сработались с этой командой.

По крутому горному серпантину мы спустились с плато Канжол. Этот спуск был сродни спуску с Бермамыта. Останавливаться на крутой дороге у пропасти никто не стал, мы сфотографировали обрыв снизу.

Некоторое время мы ехали по плоскогорью.

Вскоре начались первые препятствия. Вначале нам пришлось преодолеть “мочак” на берегу речки

Затем ту же речку нам пришлось преодолеть вброд.
 

После брода был достаточно крутой подъём обратно на плоскогорье


А потом на нашем пути оказался крутой каменистый подъём, носящий название “Кровавая дорога”. Мы с Сергеем без особых проблем преодолели этот подъём. Автомобиль Славы перегрелся и после передышки поднялся к нам. А вот другие команды постигла неудача. Порвался карданный вал на Шеви-Ниве, автомобиль УАЗ тоже остался без полного привода. В результате дорога оказалась заблокированной и другим командам пришлось организовывать эвакуацию и ночевать где-то там. Маршрут этого дня они не прошли.
А мы продолжили свой путь. По маршруту дня было запланировано посещение горячих источников Джилы Су. Я было обрадовался что посещу место, которое пропустил 3-го августа. Но оказалось что Джилы Су это перевал, с обоих сторон которого расположены одноимённые здравницы.

В Джилы Су мы увидели настоящий палаточный городок. Повсюду стояли палатки, по дорогам ходили люди с треккинговыми палками. Въезд на территорию лагеря стоит 150 рублей с автомобиля

Нам повезло, мы приехали в Джилы Су в начале первого, а минеральная ванна (она там теперь всего одна) работает по следующему расписанию. До 13 часов женское время, после 13 мужское. Пока женщины посещали купальню, мы пообедали в местной столовой. После обеда мы с папой пошли в купальню. Купальня представляла собой жалкое зрелище. Вместо раздевалки какой-то навес, пола нет вообще, приходится босиком ходить по грязной жиже. Сама купель это небольшая яма в которой плотно находятся приблизительно 20 человек. Увы, это всё что удалось восстановить после того как нормальные оборудованные купальни разрушил селевой поток. Хотя ванны называются термальными, температура воды в них не превышает 20-22 градуса, т.е. горячей и даже тёплой её нельзя назвать. Надеюсь есть какой-то лечебный эффект от минерального состава.
Организаторы предусмотрели для нас пешеходный маршрут на водопад Султан и так называемый Калиновый Мост, а также к леднику Джикиуганкез. Но на улице была такая сырая и холодная погода, что от пеших маршрутов мы отказались.
Мы покинули Джилы Су с тем что бы посетить так называемую Поляну Эммануэля на горе Сирх, названную в честь первого покорителя Эльбруса. Но на гору опустился плотный туман, видимость не превышала 30 метров. Мы решили что при таком тумане нет никакого смысла ехать на живописную поляну, всё равно мы ничего не увидим. Мы вернулись в Джилы Су и заехали посмотреть на водопад.

Дальше наш путь лежал к городу Тернаусу (Тырнаузу) через перевал Шаукам высотой 3000 метров.




По пути в Тернаус мы ехали мимо штолен заброшенных молибденовых рудников


Мы даже попытались их осмотреть. Но одна штольня была затоплена, вторая завалена.


Вскоре внизу показался город Тернаус

Казалось бы близко, вот он. Но я не ожидал как долго можно ехать по горному серпантину до казалось бы близкой цели. Кроме того, в поездке я оценил наличие в автомобиле встроенного барометрического высотомера. Это в России он всегда показывает одну цифру, 300 метров. А вот в горах информативность высотомера значительно больше. Хотя автомобильный вытотомер показывает высоты с точностью до 100 метров, папе очень нравилось смотреть на какой высоте мы сейчас едем, поднимаемся или опускаемся.

В Тернаусе мы пополнили запасы топлива, воды и продовольствия. Я неудачно попытался купить канистру для воды вместо лопнувших бутылей. Далее по асфальтированной дороге мы доехали до села Верхний Баксан и по крутому серпантину поднялись к месту стоянки.


Кроме нас, до Верхнего Баксана доехала только команда Параллель. Остальные команды застряли на Кровавой Дороге.
На стоянке мы разбили лагерь и познакомились с туристом-одиночкой, который на обычной Ниве путешествовал по Кавказу. Мы накрыли общий стол и нас с папой угостили настоящей домашней едой, помимо кафе мы питались исключительно кашей с тушенкой.

Долгий путь в Безенги

6-го августа мы простились с туристом-одиночкой, кинули прощальный взгляд на Верхний Баксан и двинулись в путь.

Наш путь лежал в село Былым, где расположено очень живописное водохранилище (искусственное озеро) Гижгит.



Полюбовавшись водохранилищем, мы отправились через перевал Актопрак высотой 2000 метров.


Далее наш путь лежал в известный альпинистский лагерь Безенги. Здесь у нас было два варианта. Мы могли поехать в объезд по асфальту, через город Нальчик. Но в этом случае мы проезжали мимо известной достопримечательности Чегемские водопады. Но была и короткая дорога через город мёртвых Эльтюбю и урочище Ак-Каш. Но организаторы предупредили что на одном из перевалов нас подстерегает трудность, склон из размокшего чернозёма. Когда организаторы разведывали маршрут, они ехали в обратном направлении, поэтому преодолели коварный склон сверху вниз. Нам же предстояло штурмовать склон снизу.
Мы посовещались и поняли, что если нам удастся преодолеть склон, то мы не увидим Чегемские водопады. Поэтому мы решили вначале съездить в Чегем, а затем вернуться к опасному склону.
Чегемские водопады это очень посещаемое место. Оно представляет собой узкую расщелину сверху которой текут небольшие струи воды. По сути дела ручей или большой родник. Зато продаётся очень много сувенирной мишуры.


 


 
Узнаёте машину посередине?

 
После Чегемских водопадов мы направились в посёлок Эльтюбю со знаменитым Городом Мёртвых.
 

Город Мёртвых это скопление старинных гробниц характерной куполобразной формы и одним единственным небольшим оконцем.

 
Кладбище находится на возвышении, с которого открывается вид на долину.

Наш путь лежал на перевал. Именно там должен был быть коварный земляной подъём. Но мы никакого сложного подъёма не встретили.

Зато на сравнительно плоском участке нас ждал широкий мочак. Сергей попытался преодолеть мочак с хода, но ему это не удалось. Мне пришлось разматывать лебёдку и вытаскивать автомобиль Сергея назад.


Сергей отправился искать объезд. А я тем временем попытался преодолеть преграду используя санд-треки, это такие алюминиевые пластины, которыми можно положить под колёса. Папа и Слава немного подкопали промоину и я с первого раза её преодолел. Сергей тем временем нашел объезд. Зря я только санд-треки испачкал. Мы успешно миновали препятствие, о котором нас предупреждали организаторы.
А вот потом произошло непредвиденное. Обвал! Дорогу завалило, а ещё в мае тут успешно ездили. Вот это досада.


Хотя горячие головы предлагали попытаться проехать, благоразумие взяло вверх. Когда до конечной цели оставалось всего 7 км, нам пришлось развернуться и поехать длинным путём через Нальчик. В Безенги, а точнее в лагерь Дых-Тау, мы приехали около полуночи. Мы разместились в арендованном специально для нас корпусе и завалились спать. День выдался тяжелым.