Это продолжение отчёта. 4-ю часть читайте ЗДЕСЬ

День 10. Водопад Юканкоски и Мраморный каньон.

Мы приближались к северо-западу Ладоги. Здесь наш трек был проложен преимущественно по точкам гранд-туризма Ладога-трофи. Вот и ночевка, следующая после Воттоваары, была одной из таких точек. Это было ничем не примечательное небольшое «волосатое» озеро. Единственная достопримечательность – проходивший в 100 метрах участок линии Маннергейма – очень длинная насыпь камней, сооруженная финнами для защиты от русской бронетехники.

Утром, проснувшись, с неудовольствием обнаружили, что опять льет. У кого-то дождь вызывает апатию и нежелание куда-либо двигаться, мне же, напротив, захотелось побыстрее уехать отсюда подальше. Собирались короткими перебежками от машины к палатке. Перед самым отъездом дождь утих, и мы решили воспользоваться передышкой и разделать зайца. Потрошить вызвался Владимир из команды попутчиков, чему мы несказанно обрадовались.
Освежевав животину, двинулись в сторону водопада Юканкоски. Вообще, географические названия, оставленные в этой части Карелии бывшими аборигенами, местами очень забавны (Сюскюярви, Лахденпохья) , а порой – просто непроизносимы. Что ни гора, то ваара, что ни озеро, то ярви, что ни река, то йоки. Водопад Юканкоски, который русские называют «Белые мосты» – один из самых высоких в Карелии. Он падает с высоты порядка 19 метров и образован небольшой речкой Кулисмайоки, протекающей по живописному ущелью, поросшему высокими соснами.

В этом живописном месте мы попрощались с нашими попутчиками, ибо в Воронеже их ожидало более значительное событие, чем покатушки по Карелии. Такого же рода событие произошло с нами как раз перед поездкой, о чем свидетельствует название темы. Они уехали, забрав с собой некоторое ощущение безопасности. А мы, заправившись в Питкяранте, поехали а сторону Мраморного каньона.
Каньон оказался наглухо окультуренным местом. Наверное, он того стоил, но вымощенные дорожки с перилами, предупреждающие таблички и платный вход казались странной нелепостью для людей, приехавших с дикого севера. Впрочем, к мощеным дорожкам можно было пробраться и «нахаляву», но нужно было бросить машину и пойти пешком. «Черным ходом» пользовались не только «наши», но и иностранцы, скорее всего, эстонцы. В каньоне действовали следующие услуги: катание на лодках, дайвинг, альпинизм, аттракционы с элементами свободного падения и даже веревочный городок для детей. На прихватизированной кем-то очень предприимчивым окружающей территории была парковка, магазин-кафе, палатки с сувенирами и санузлы. Начало чувствоваться приближение северной столицы и границы.

Когда осмотр закончили, солнце уже начало клониться к горизонту. Поэтому решили двинуться в сторону заброшенного финского хутора и остановиться там на ночевку. Однако нашим планам не суждено было случиться: все замеченные нами повороты в сторону хутора были застроены, либо перекрыты шлагбаумами. Такими же неудачными были наши попытки доехать до заброшенной водяной мельницы: дорога к ней была размешана какими-то автомобильными мега-монстрами. И тут у моего мужа случилось помутнение рассудка. Он возомнил нашего верного железного пони могучим богатырским конем, а лебедку, вероятно, его крыльями. И кинулся он покорять полуметровые колеи, как дон Кихот на мельницу. Я же, как и положено преданной жене, не стала разубеждать его в его фантазиях, дабы не развивать в благоверном всякого рода автомобильные комплексы. Долго ли, коротко ли… Но длины троса лебедки едва хватило до ближайшего крепкого дерева. Не могу вставить примечание, что ни одно растение при этом не пострадало…

Победив невидимого врага, но так и не доехав до мельницы, мы двинулись прочь, провожаемые последними лучами заката. Раз уж не удалось добраться до запланированной ночевки, решили доехать-таки до Ладоги и заночевать где-нибудь там. По дороге было несколько интересных точек, которые, несмотря на наступившую темноту, мы не захотели пропустить. Это – две разрушенные кирхи и пещера – заброшенная военная база, выдолбленная в скале.

К пещере мы подъехали аккурат в полночь. Это место, полагаю, и днем нагоняет мурашки. А ночью, под аккомпанемент капель, звонко падающих с потолка, долгого эха шагов и хлопанья крыльев летучих мышей, местечко наводило тихий ужас. Нашего безрассудства хватило только осмотреть вход и заглянуть в центральный зал. Но масштабы строения были понятны, и они поражали: из просторного зала с отделанным потолком шло множество ответвлений в комнаты и лабиринты коридоров, подвалы и вентиляционные ходы. Присутствовало какое-то подобие каменного интерьера. Впечатление немного портили исписанные на входе стены и вполне современный мусор. Надписи, в числе прочего, предлагали экскурсии по пещере. Пользоваться услугами гида желания не возникло, но решили обязательно вернуться сюда когда-нибудь днем и с компанией, и осмотреть столько, на сколько хватит смелости. Из-за отсутствия штатива фото получились неважные и плохо передающие атмосферу, но все же…

Но на этом наши приключения не закончились. Приближаясь к Ладоге, свернули в лес. Ехать пришлось по узкой дорожке с неприятным каменистым грунтом. Судя по отсутствию свежих следов от машин, паутине и веткам, эта дорога не пользовалась популярностью у местных жителей. Да и жителей, судя по озику, здесь не было в радиусе многих километров. Зато был щенок, резво выскочивший перед машиной посреди леса. Под покровом ночи щенок очень походил на волчонка…
Приблизившись к очередной небольшой ветке, лежавшей поперек дороги, Илья намеренно сбавил скорость, чтобы аккуратно переползти ее. И тут – бах! Морда машины ухнула куда-то вниз, затем последовал сильный удар, от которого едва не сработали подушки безопасности. Мы провалились в узкую, но глубокую промоину, предательски укрытую веточкой. Да простят меня читатели, что я не запечатлела сие зрелище, но меня просто колотило: то ли от внезапности и неясности происшедшего, то ли от боязни остаться в 2 часа ночи посреди леса в тентованой сломанной машине, то ли от холода. Но вылезать из машины не хотелось. После нескольких секунд шока, попытались завестись и сдвинуться с места. И, о чудо, передние колеса, цепляясь всеми шашечками, с n-ой попытки выкарабкались наверх. Дело оставалось за малым: закидать промоину камнями, благо их здесь хватало. Последующий осмотр показал, что явных повреждений нет, и машина на ходу. До этого я никогда ранее не испытывала столь нежных чувств к нашему надежному железному другу. Отдышавшись, мы решили, что адреналина за сегодня мы получили более, чем достаточно, и выбрались на трассу, по которой часам к 3 ночи доехали до очередной точки ночевки Ладога-трофи. Впрочем, до самой Ладоги мы так и не доехали…

День 11. Ладожское озеро.

Этот день был днем отдыха, поэтому писать про него особо нечего. Но буду последовательна.
Ночью, как будто в напоминание о произошедших приключениях, сработал второй уровень сигнализации на машине. Впрочем, мы на это никак не отреагировали, т.к. очень устали. И только утром ломали голову, что бы это могло быть: мы стояли одной палаткой, и поблизости не было поселений.
Проснулись на очередном небольшом заросшем озере. Из-за дождя завтракали в палатке. Когда чуть развиднелось, появилось жуткое желание искупаться. Но с каждым шагом в озеро, желание уменьшалось в геометрической прогрессии: холодная вода, водоросли рыхлое, илистое дно, извергающее на поверхность вонючие пузырьки, да еще сверху что-то моросит. Добралась до открытой воды со слезами на глазах, проклиная и это озеро, и эту поездку, и весь белый свет. Правда порция шампуня и геля для душа вернули немного оптимизма.
Дальше у нас был утренний (точнее дневной) моцион, после которого двинулись в сторону Петербурга вдоль западного берега Ладоги по геокешинговским точкам.

С точками в этот день нам не повезло. До красивого скалистого берега Ладоги не доехали, т.к. все подъезды были закрыты турбазами, живописными порогами на реке Асиланйоки полюбовались через призму градин диаметром в 2 см, к крепости Корела приехали уже в 19 часов, когда та закрылась.

Зато, как обычно, совершенно случайно, свернув в лес, нашли чудесное местечко на Ладожском озере. Стоянка была на удивление безлюдной, ближайшие палатки просматривались в радиусе полукилометра. И, как оказалось, нам сильно повезло: все последующие съезды в лес заканчивались либо тупиками, либо чьими-то частными владениями. Когда пошли коттеджные поселки со львами у ворот, поняли, что искать стоянки, приближаясь к Петербургу, бесполезно, и вернулись на тихое милое местечко. Здесь мы провели чудесный спокойный вечер – то, чего мне так долго не хватало.

День 12. ДОТЫ-молы, Петербург.

С утра стоянка выглядела ничуть не хуже, чем накануне вечером.
В планах этого дня было несколько ДОТ-ов, мол, очередной участок линии Маннергейма и очередные камни с древними изображениями. А вечером – обустройство где-нибудь в Питере. Сразу скажу, что до линии Маннергейма не прорубились, решили, что она того не стоит, а камни попросту не нашли. Такое ощущение, что подъезды к ним уже застроены.

По дороге к Ладожскому маяку проехали село с явным культом лося.

Мол с маяком – одна из точек квеста Ладога-трофи. Суть задания: залезть и посчитать стекла на фонаре маяка. Вот и мы решили пройти этот квест. Забираться было немного страшно: высота маяка на глаз – метров 10, сама конструкция и лестница – старые и ржавые. К тому же безумно дуло: сдувало даже внизу, на молу, а наверху маяк пугающе раскачивался. Ко всему прочему, площадка с фонарем оказалась с дырявым полом Осматривать панораму и фотографироваться наверху пришлось в обнимку с перилами.

Чтобы добраться до ДОТов, пришлось углубиться в лес близ Питера. Увиденное меня потрясло. Леса, как такового, там уже не осталось – были только масштабные вырубки и лесозаготовки. И это не в одной какой-то узкой локализации, а на протяжении нескольких десятков километров! Неужели все это вырубалось законно?!

В ДОТ попали только в один – начало поджимать время. Внутрь я не заходила, зато Илья очень проникся увиденным: низкий потолок, узкие амбразуры, копоть… Казалось, что вот-вот промелькнет силуэт врага, и… тра-та-та-та…. Больше всего его удивило состояние станин: они смазаны и прекрасно двигаются.

К окрестностям Санкт-Петербурга подъехали часов в 19 вечера. В планах было заселение в какую-нибудь гостиницу. Причем заранее мы не озаботились этим вопросом: у нас не было не только адресов, но и идей. Мне почему-то казалось, что это не проблема, ведь есть же мобильный интернет… Интернет-то работал исправно, а вот мест в гостиницах не было. Из 20 отобранных 3-хзвездочных гостиниц, расположенных недалеко от центра и предлагающих свои услуги за более-менее приемлемые деньги, места оказались только в двух. Одна – подешевле, с удобствами на этаже, другая – несколько дороже установленного лимита, но с туалетом и душем. Как вы думаете, какую мы выбрали?
Потратив 2 часа на поиск гостиницы и полчаса на дорогу, прибыли в северную столицу. Но это – уже совсем другая история

В довершение немного статистики:
– пройдено 4850 км за 14 дней
– средний расход топлива – 12.5 л/100 км.
– самый долгий перегон за маршрут – Кронштадт – Воронеж -1340 км за 19 часов. Из них 2 часа в пробке на мкаде в 2 часа ночи
– температура воздуха днем, по ощущениям: 13 – 25
– средняя температура воды – звенят
– самый поздний закат – Белое море, стемнело в 1 час ночи
Увидено:
– медведей: 0
– лосей: 0
– волк: 1?
– заяц: -1
Добыто:
– щука: 1
– окунь: 3
– грибы: 1 ведро
– черника: 4 л
– брусника: 1л
– куча магнитиков и масса положительных эмоций

Вернуться к началу ЗДЕСЬ.